Прочитано у Геммы:
И снова нелишние люди. Они же Настоящие Люди
Cogito, ergo sum."У прапорщика милиции Сергея Толстикова не будет громкой славы Дениса Евсюкова. Он нём не будут полгода писать газеты, его имя не станет нарицательным.

Прапорщик Сергей Толстиков неинтересен СМИ, и неинтересен обывателю. Он родился не на Рублёвке, а в Узбекистане, а когда Союз начал валится, перебрался в Элисту. И в нищей Калмыкии он не стал правой рукой Кирсана Илюмжинова, а окончил училище по специальности "авиамеханик".

Этот скучный человек был неинтересен уже тогда - он не делал бизнес на продаже авиазапчастей, не выдывал старые узлы за новые. Он просто работал, имея мечту. Мечту, которая для большей части современных россиян совершенно неприемлема. Сергей Толстиков хотел служить в милиции.

У него не было связей, чтобы занять тёплое местечко. Да они ему были и не нужны - он начал службу кинологом, охраняя элистинскую колонию. Затем Сергей стал кинологом в одном из подразделений УВД Элисты.

Обычная жизнь и карьера простого мента. Милиционер Толстиков никого не грабил и не насиловал, не строил трёхэтажных дворцов, а просто служил, охраняя закон. Три командировки на Северный Кавказ не принесли ему ни высоких чинов, ни госнаград. Всегда находились те, кто сидя в тёплых кабинетах, получал награды за него.

А потом случилось то, что случается часто в жизни тех простых служак-ментов, которые неинтересны ни журналистам, ни обывателя. Жена Сергея не выдержала жизни с двумя детьми на нищенскую милицейскую зарплату при ненормированном рабочем дне, и подала на развод. Сергей не вешался, и не стрелялся - он продолжал делать свою работу.

В 2005 году прапорщик Толстиков перевёлся на работу кинологом в Мытищинское УВД, где и служил до своего последнего дежурства.

И были у прапорщика к 45 годам от службы только зарплата да койка в общаге. А на попечении оставалась 20-летняя дочь-инвалид, уход за которой требовал времени и денег.

Если бы впавший в отчаяние прапорщик расстрелял бы кого-то, он стал бы благодатной темой для журналистов.

Но милиционер Сергей Толстиков не стал ни Евсюковым, ни Дымовским. Он остался верен долгу и присяге.

По сигналу о нападении на АЗС на 81 км МКАД опергруппа, в состав которой входил Сергей Толстиков, прибыла быстро, через несколько минут. Напарник кинолога Толстикова - розыскная собака Имгур - взяла след. Трое преступников, услышав погоню, устроили засаду у гаражей на улице Пожарского.

Прапорщик Сергей Толстиков вступил в бой. Один против трёх вооружённых бандитов, у одного из которых был автомат. У Толстикова не было бронежилета, а вооружён он был только пистолетом ПМ.

Опытный кинолог мог скомандовать "фас" своей собаке. Однако прапорщик прекрасно понимал, что пёс не остановит трёх бандитов, и неизбежно погибнет. Для кинолога пёс - это не бездушное "спецсредство", как написано в "Законе о милиции". Собака - это напарник и друг, и отправить его на верную смерть прапорщик Толстиков не рискнул.

В перестрелке пистолет милиционера заклинило, и преступники изрешетили пулями прапорщика. Однако в бою Толстиков и его подоспевший товарищ по опергруппе оперуполномоченный Дмитрий Новиков сумели уничтожить одного из бандитов и ранить второго.

Как стало известно позже, нападавшие оказались членами банды, на счету которых целая серия подобных преступлений. Раненого главаря шайки Константина Клименко сотрудники милиции взяли по "горячим следам". У него на квартире был изъят целый арсенал разнообразного огнестрельного оружия.

45-летний прапорщик Сергей Толстиков погиб, защищая закон. Он не брал взяток, не грабил и не насиловал. Он просто служил народу.

А в это время СМИ на первых полосах давали новости о том, как Денис Евсюков, расстрелявший людей в супермаркете, улыбался, и что он шепнул адвокату.

Обществу не интересны герои, верные долгу, ему интересны ублюдки и подонки. О них много пишут и много говорят. И потому всё больше тех, кто хочет им подражать.

Евсюкова, как и Чикатило, будут помнить многие годы. Имя прапорщика Сергея Толстикова сотрётся из памяти большинства через считанные дни".